Полковник-миллиардер Захарченко обрушился на систему: «Скоро всех посадят»

mk.ru 20:49

В последнем слове обвиняемый раскритиковал следствие

Полковник Дмитрий Захарченко, обвиняемый в крупном мошенничестве, выступил на заседании Пресненского суда с последним словом. Его речь затянулась на несколько часов и была наполнена сравнениями, язвительными замечаниями и выпадами в адрес обвинения.

— Здесь очень плохая слышимость и душно. Это, видимо, по просьбе Миланы Сулимовны (гособвинитель. — Прим. авт.) сделали. Мало того, что голословное обвинение, так еще и дышать нечем. Вырывала из контекста, искажала слова свидетелей… Сегодня вы все стали свидетелями искажения фактов, материалов дела, показаний свидетелей Миланой Сулимовной. Это неудивительно. Предъявленное мне обвинение и псевдоанализ доказательств, — потому что настоящих объективных доказательств здесь нет.

Захарченко сетовал на то, что все его ходатайства о нарушении прав были отклонены.

— Я просил запросить видеокамеры — было отказано. У гособвинителя есть личный мотив выдвигать голословные обвинения. Она переписывалась, используя Вайбер и Вотсап, — мне ведь то же самое вменяется — с членами следственной группы, которые давали ей советы и рекомендации. Они грубо вмешивались в ход судебного процесса. Захарченко обвиняется в том, что он лжец, мерзавец и врун, а гособвинитель отказывается отдать свои телефоны на экспертизу. Это нонсенс…

Также полковник-миллиардер заявил, что обвинение не основано на фактах. Оно основано на предположениях следствия и Миланы Сулимовны. Истина вероломно искажена.

— Сегодня был апофеоз. Есть такой фильм «Афоня». Так вот там был такой эпизод: «Прошу Борщова А.Н. наградить». «За что?» «За рыцарское отношение к даме», — вспомнил обвиняемый киноклассику.

Говоря о своей связи со свидетелем, экс-сотрудником ФСБ Сениным, Захарченко отметил:

— 3 сентября 2014 года Сенин позвонил мне, после того как я повел свою дочь в первый класс. Каждый отец водит своих детей в первый класс. Там были другие дети. Там была и дочь Сенина. Но я этого не знал. Наши дети хотели общаться, они же маленькие.

В деле отсутствуют записи разговоров по 9 сентября 2016 года между Захарченко и Сениным. Как же так, — ни одного разговора, если есть орггруппа? Если Захарченко лгун, предоставьте разговоры! Он мне позвонил один раз, это был бытовой разговор: я такой-то такой-то. Я спрашиваю: вы кто? Не буду же я, как корректный человек, направлять его известной дорогой. Я должностное лицо.

Также Захарченко упомянул о попытке следствия вступить с ним в сговор:

Мне было сказано: подпиши нужные показания и получишь свои шесть лет. Я сказал «нет!»

Отдельную роль в своей речи Дмитрий Викторович отвел уже получившему свой приговор отцу.

— Яркий пример — Захарченко Виктор Дмитриевич. Это настоящая борьба с пенсионерами. Скоро не останется ни одного пенсионера, их всех посадят. Меня хотят сломать.

Говоря о свидетеле Сенине, Захарченко предположил: «Вдруг его похитили, чтобы он не дал правдивых показаний».

— Полностью отсутствуют в деле аудио- и видеозаписи того, что Сенин и Лаушкин вели переговоры именно о взятках. Может, они говорили о рыбалке, об охоте. Я не хочу об этом знать, мне это неинтересно. Но такие переговоры необходимы, чтобы доказать, что я коррупционер. Однако их нет.

Здесь были специалисты, которые проводили экспертизу биллингов и опровергли обвинение. Был специалист Дубровский. Прокурор говорит: давайте отнесемся к его словам критически. Почему? Из-за фамилии? Звучная такая фамилия. Ну давайте в качестве специалиста возьмем собачку, которая тут ходит. Она же тоже должностное лицо.

Захарченко не преминул пошутить по поводу эпизода с передачей ему скидочной карты ресторана.

— Полностью отсутствуют доказательства того, что Сенин передавал мне скидочную карту, а также деньги. Хоть рубль, тугрик, доллар. Парадокс! Дело о взятке, но нет ни рубля. Есть только человек в клетке. Ну, сейчас уже за стеклом. Это программа «За стеклом».

В конце речи Захарченко вновь обрушился на гособвинителя, припомнив ей громкие уголовные дела прошлых лет.

— В 2014 году пытались обвинить следователя Гривцова. У Миланы Сулимовны тогда не получилось, потому что были присяжные. Я прошу вас об объективности. Присяжные тогда не позволили вынести незаконное решение, и человек остался на свободе. Сейчас присяжных нет. Но есть вы, ваша честь. И вы видите все эти голословные доводы.