Митингующие за гражданские права в Москве призвали власти соблюдать закон

mk.ru 18:49

Согласованная акция в поддержку Голунова собрала солидарных в борьбе с беззаконием и произволом

Иван Голунов на свободе, но проблему, которую высветило его дело, это не решило. В воскресенье в центре Москвы прошел митинг «Закон и справедливость для всех». Журналисты, гражданские активисты, предприниматели, простые москвичи и люди из других регионов хотели донести до власти одну простую мысль: «Мы готовы соблюдать закон, мы соблюдаем закон. Соблюдайте закон в отношении нас».

фото: Екатерина Шлычкова

На проспект Сахарова люди начали подтягиваться примерно за час до начала митинга.

— Я бывший сотрудник ППС (патрульно-постовой службы — ред.) Москвы, у нас план был по «палкам», по статьям, в том числе по 228 («наркотическая» статья УК — ред.). А сейчас моему сыну подбросили наркотики, — рассказал нашему корреспонденту у рамок на входе пожилой мужчина.

Многие приехали на митинг из регионов. У всех одна беда — произвол силовиков, которые выполняют либо заказ властей, либо каких-нибудь бизнес-структур.

Коллеги из «Тульской правды», например, подготовились основательно — пришли с самодельными плакатами. У них 28 мая арестовали тираж газеты просто потому, что они написали о проблеме мусора в области.

Первым на митинге выступил председатель Союза журналистов Москвы, главред «МК» Павел Гусев:

— Журналистка и свобода слова сейчас в реальной опасности. Мы работаем по закону, готовы соблюдать закон. Но в отношении нас особо ретивые силовики закон не соблюдают, — сказал он. — Особенно остро эта проблема стоит в регионах. Журналистов избивают, на них необоснованно возбуждают дела. Мы требуем расследования по каждому случаю! Да, то, что освободили Ивана Голунова, — это наша общая победа. Но таких случаев вообще не должно быть.

Также Гусев напомнил, что с 1991 года в России при исполнении долга погибло более 300 журналистов. Им будет установлен памятник.

Председатель Союза журналистов России Владимир Соловьев призвал журналистское сообщество к солидарности в отстаивании права работать по закону и не попадать под репрессии со стороны власти.

— Дело Голунова показало, что у журналистского сообщества, у общества накопились вопросы к силовикам, и проблему надо решать. Возможно, нужно изменить 228 статью, потому что под ее каток попадает масса людей, не только журналисты.

О необходимости пересмотра статьи говорили многие выступающие — члены СПЧ, депутаты и политики. Например, лидер движения «Антидилер» Дмитрий Носов заявил, что в статье не должно быть такого пункта, как «хранение» наркотиков. А наказание для тех, кто подбрасывает наркотики должно быть увеличено втрое.

Выступающие много говорили и о том, что дело Голунова должно быть доведено до конца. Должны быть названы и наказаны заказчики и исполнители совершенного в отношении журналиста преступления.

Предприниматель Сергей Полонский митинговал и под сценой и со сцены. Он также призывал к солидарности в борьбе с беззаконием власти. Но обратил внимание на то, что очень важным является открытое судопроизводство. Он считает необходимым более широкое применение судов присяжных, а также организацию онлайн-трансляций судебных заседаний.

04:17

Член СПЧ Екатерина Винокурова передала со сцены просьбу коллег из «либеральной» прессы (самим им было, видимо, не с руки появляться на разрешенном митинге). Она обратила внимание на задержания журналистов при работе на митингах и на выборах. Ее поддержал председатель СЖМ, который заявил, что журналистское сообщество будет требовать от силовиков выработки общих правил взаимодействия прессы и правоохранителей на массовых мероприятиях.

Очень важный вопрос подняла журналист Леся Рябцева — вопрос реальной солидарности при отстаивании наших прав и свобод. Не смотря на различие во взглядах. Она отметила, что ту же Винокурову затравили за то, что она пошла на согласованный с властями митинг. (Кстати, и самой Рябцевой тоже досталось в соцсетях от «либерального обкома»).

Например, редакция «Медузы», для которой писал Голунов, в воскресенье с сарказмом писала, что МВД обычно занижает количество участников митингов и шествий если они не согласованы. А в этот раз, мол, было наоборот — завысило. Никаких 1600 человек не было.

Вот только ситуация в том, что в воскресенье на митинг пришли те, кому Иван Голунов действительно небезразличен (вот и посчитайте, сколько их на самом деле). Пришли те, кому важна свобода слова. Кто готов к тяжелому и нудному диалогу.

А те, кому главное сделать веселое селфи в автозаке и рассказать о себе любимом «вот я протестую, вот я какой», для которых дело Голунова — лишь повод для самолюбования, — не пришли.

 

Дмитрий Попов

ВЗГЛЯД ИЗНУТРИ

228-я статья УК (незаконное приобретение, хранение, сбыт наркотиков), как про нее говорят, — народная. И прошедший митинг это подтвердил.

Специально ради того, чтобы принять участие в акции, в Москву приехали люди с разных концов страны, причем в основном из сельской местности. Их близких постигла участь Ивана Голунова (но, увы, исход оказался не таким хорошим). Не то чтобы они на что-то надеялись (к примеру, что сейчас их истории подхватят СМИ, и невиновного человека освободят), нет. Просто им хотелось выговориться. И очень быстро микрофон из рук профессиональных журналистов перешел к этим людям.

«У нас сын сидит за подброшенные наркотики. Дадите слово?» — спрашивает пожилая пара.

«У меня тоже сына посадили, можно я следующая?»

Никому организаторы митинга не отказали.

Во время беседы «за кулисами» часто выяснялось, что семья очередного пострадавшего от полицейского произвола все равно имеет какое-то отношение к СМИ — к примеру, бабушка работала редактором и т.д.

Блогеры и активисты Ингушетии, Дагестана, Кабардино-Балкарии рассказывали, как в этих регионах неугодным оппозиционным репортерам не только наркоту подбрасывают, но и в экстремизме обвиняют (чтоб наверняка посадить). Это целый пласт еще одной проблемы.

«Если бы работала система общественных приемных и все обращения граждан разбирались, то силовики бы не позволяли себе беспредельничать. Можно я об этом со сцены скажу? Слова подбирать корректные?» — спрашивал молодой человек.

Можно. У нас нет ни запретных тем, ни запретных слов (кроме матерных). Потому и митинг получился народным, как та самая 228-я статья… «Народ и журналисты едины!» — скандировали люди.

 

Ева Меркачева

Все события митинга в нашей онлайн-трансляции