Трамп-эффект: в первый год президентства экономика США набирает высоту

Трамп-эффект: в первый год президентства экономика США набирает высоту

В субботу исполнится год со дня инаугурации президента США Дональда Трампа, пожалуй, одного из самых противоречивых президентов в истории страны, и хотя его деятельность на политическом небосклоне эксперты оценивают весьма неоднозначно, президентство Трампа для экономики аналитики, опрошенные РИА Новости, характеризуют с очень позитивной стороны.

В ходе избирательной кампании Трамп столкнулся с очень сильным противником — демократом со стажем экс-госсекретарем Хиллари Клинтон, и в ноябре 2016 года граждане Америки выбирали не просто между двумя кандидатами, а мировоззрением, которым лидер страны должен руководствоваться на ближайшие четыре года.

Оппоненты проповедовали прямо противоположный подход в области экономической политики. Одно из важнейших различий с Клинтон — категорическое неприятие Трампом курса на глобализацию.

Торговые соглашения

Придя к власти, Трамп последовательно начал реализовывать свою стратегию, которая выливалась в его самом любимом лозунге — «Америка — превыше всего». Пусть это и стоило бы разрывом связей и обещанием лучшего будущего в рамках совместных экономических зон. Одной из первых жертв стало соглашение о Транстихоокеанском партнерстве (ТТП). Трамп за выход из него получил немало критики со стороны бывшей администрации. В частности, экс-министр финансов США Генри Полсон осудил выход Соединенных Штатов из переговоров и заявил, что это является грубой ошибкой. Трамп же утверждал, что это соглашение свяжет Америку по рукам и ногам, лишит американцев рабочих мест, кроме того, «с черного хода» этим соглашением воспользуется Китай.

В рамках Транстихоокеанского партнерства планировалось создание зоны свободной торговли в Азиатско-Тихоокеанском регионе. На тихоокеанские страны приходятся 40% мировой экономики и треть мировой торговли. Китай не участник соглашения, и многие эксперты отмечали, что ТТП направлен, наоборот, против Пекина. После выхода США из ТТП китайские эксперты заговорили о том, что их страна должна занять освободившееся место. Однако, пока никаких достоверных данных о том, что американская экономика потеряла от этого решения и уступила Китаю, нет.

Далее ожидалось, что Трамп обрушит свой гнев на другое соглашение — о зоне свободной торговли НАФТА, которое было ратифицировано в 1994 году. К нему присоединились ближайшие соседи США — Канада и Мексика.

Трамп, согласно его предвыборным выступлениям, был уверен, что американцы лишь потеряли от этого договора, поскольку крупнейшие компании США стали переводить свои производства за рубеж, особенно в Мексику, которая отличается дешевой рабочей силой и не столь сильными профсоюзами.

Однако президент пообещал лидерам Мексики и Канады, что США пока не будут выходить из Североамериканской зоны свободной торговли, но при этом договорился с ними о проведении новых переговоров по НАФТА. Дискуссии на эту тему продолжаются чуть менее года — с апреля 2017 года. Очередной раунд с участием министров торговли трех стран ожидается на следующей неделе в Далласе.

«Ряд обозревателей склонен считать, что Америка продлит соглашение. Просто жесткой риторикой она выторговывает себе лучшие условия, связанные с более низкими тарифами. Другие считают, что Трамп должен объявить о выходе из НАФТА», — отмечает в беседе с РИА Новости портфельный управляющий Principal Investors Кайл Шостак.

Он указывает на разочарование и других участников НАФТА. Например, Канада недавно подала иск в ВТО против США из-за ряда мер по защите американских производителей. «Может, этим и объясняется, что канадские эксперты ожидают негативного сценария — выхода из соглашения», — говорит экономист. Но сам Шостак больше склоняется к версии, что США на это не пойдут. Слишком велики риски для американской экономики, считает он.

«Дальнейшая ситуация во внешней экономике зависит именно от этого (переговоров по НАФТА). Вместе это трио ближайших соседей занимает огромный кусок глобальной экономики. Именно этот торговый блок очень большой по размеру. И результаты пересмотра этого соглашения будут влиять на экономику США в дальнейшем», — добавляет он. По его словам, от успехов США в переговорах по НАФТА будет зависеть и следующий шаг — переговоры по Трансатлантическому партнерству.

Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство (ТТИП) — зона свободной торговли между США и ЕС. Европейцы выступили с инициативой этого проекта в 2013 году. Если такая зона, которую в шутку называют экономической НАТО, действительно будет создана, то она объединит почти половину мирового ВВП и две трети международных инвестиций. Европейцы рассчитывали оживить торговлю Европейского союза, уставшего от жестких мер экономии и многочисленных регламентаций. Однако даже предыдущей администрации США президента-глобалиста Барака Обамы реализовать проект не удалось из-за возникших споров о роли США в этом процессе. Европа показала в этих переговорах независимость и стала отстаивать свои интересы. Администрация Трампа убрала этот проект в долгий ящик и, кажется, о нем уже все забыла. Но Шостак полагает, что ненадолго.

«Трансатлантическое партнерство, пожалуй, даже более важное (чем ТПП, от которого США отказалось). Потому что связывает более старых партнеров. В отличие от новых партнеров, которые находятся в азиатском регионе, конечно, (заморозка этого процесса) будет иметь какой-то негативный психологический эффект. Но пока приоритет для внешнеэкономического блока американской администрации — это НАФТА. Многие будут этот пример изучать и смотреть, как Америка ведет себя, и будут использовать этот опыт для переговоров по ТТИП», — говорит Шостак.

Он указывает и на то, что Трампу удалось за этот год заключить ряд удачных двусторонних соглашений. Например, отмечает сделку с Саудовской Аравией на 110 миллиардов долларов в области поставок самолетов и военной техники. «Это даст дополнительный толчок производству и добавит рабочих мест в военном секторе экономики», — подчеркивает собеседник агенства.

Еще один тонкий момент, на который указывает Шостак, — перспектива пересмотра двусторонних соглашений со второй по величине мировой экономикой — Китаем. «Здесь, на мой взгляд, стороны находятся в таком состоянии паритета. Первый бой состоялся — риторика сошла на нет. Все сказали что-то негативное и позитивное», — отмечает он. Что будет дальше — зависит от переговорных позиций и силы сторон, что тоже определенная интрига для экономистов, заключает эксперт.

Трамп-эффект: в первый год президентства экономика США набирает высоту

Победа на внутреннем рынке

В канун Рождества Трамп подписал закон о налоговой реформе. Именно эта реформа — главная, пожалуй, его экономическая победа. Эта реформа станет крупнейшей в США с 1986 года. Ее стоимость оценивается в 1,5 триллиона долларов. Они призвана вернуть американские глобальные компании домой, речь идет как о производстве, так и финансовых потоках.

Она предусматривает снижение налога на прибыль корпораций до 21% с 35%. Главной задачей этой реформы был возврат инвестиций непосредственно в американскую экономику, которые были ограничены ввиду высоких налогов для корпораций, предпочитавших из-за этого вкладываться в более конкурентные зарубежные рынки.

И действительно — ряд компаний фактически следом после подписания Трампом реформы объявили об огромных вложениях в экономику США. В частности, американская корпорация Apple заявила, что инвестирует в американское производство более 350 миллиардов долларов в течение пяти лет с целью поддержки национальной экономики и создания новых рабочих мест.

«Непосредственное видение трамповского законодательства воплотилось в налоговую реформу. Она действительно фундаментальна и интересна по ряду причин. Хотя бы потому, что подобного рода глобального пересмотра налогового кодекса не происходило (с президента Рональда) Рейгана», — продолжает Шостак.

«Можно сказать, что Трамп не получил того, что он хотел в части налоговой реформы. В частности, не прошли меры по уменьшению налогового бремени для среднего класса. Но даже то, что у Трампа в итоге получилось, конечно, достойно всех похвал. Я вижу возврат большой части корпоративных денег на американскую почву — они сейчас находятся в Европе в основном, в офшорах и реинвестируются на тех же европейских рынках. В Ирландии, в частности, где находится большое количество средств американских технологических компаний, теперь по этим новым правилам они могут вернуться в Штаты и работать здесь. Это будет очень позитивно влиять на привлечение средств экономику», — уверен Шостак.

Одно из крупнейших рейтинговых агентств S&P, анализируя реформу, отмечало в своем обзоре, что данное решение американских властей приведет к изменениям рейтингов компаний и «позитивные рейтинговые действия будут результатом устойчивого улучшения движения денежных потоков». При этом, агентство не исключило, что и негативные сценарии тоже возможны и будут связаны с ростом стоимости денег и задолженностей у этих компаний. Отметим, что стоимость займов в США будет расти, частности, в связи с изменением политики ФРС, которая все больше уходит от политики смягчения. Та, в свою очередь, была связана с необходимостью вывести экономику США из кризиса.

Центробанк ужесточается

Федеральная резервная система США повысила процентную ставку до 1,25-1,5% с 1-1,25% годовых в середине декабря. Ранее регулятор повысил ставку в июне — до 1-1,25% и в марте — до 0,75-1% годовых. Такой подход нетипичен для ФРС. В 2015 и 2016 годах, для сравнения, организация решилась на повышение по одному разу. В 2007–2008 годах регулятор и вовсе постепенно понижал планку до тех пор, пока она не достигла минимальной отметки 0-0,25% в декабре 2008 года.

Политика ужесточения в области монетарной политики была связана с ростом экономических показателей и прогнозов. Так прогноз на 2018 год по росту ВВП США также улучшен — до 2,5% с 2,1%, по инфляции — остался на уровне 1,9%, а по безработице — снижен до 3,9% с предыдущего прогноза в 4,1%. В долгосрочной перспективе ФРС ожидает роста экономики США в среднем на 2%, безработицу в 4,7% и инфляцию на отметке 2%.

«Если администрация Обамы придерживалась политики нулевых ставок, была удовлетворена этими ставками, то при Трампе началась политика их повышения. Непосредственной причиной этого повышения является то, что экономика дошла до такой точки, что она уже в состоянии абсорбировать инфляционные шоки ну и плюс рынок акций вырос на 30%», — продолжает Шостак.

«Все это вызвало ответную реакцию — ФРС начал повышать ставки, и здесь фактор Трампа тоже прослеживается. Даже то, что было принято решение о смене главы ФРС, не очень повлияло на рынок — новость быстро абсорбировалась», — отмечает эксперт.

Напомним, Трамп наперекор традициям при первом своем сроке сменил главу ФРС Джанет Йеллен на другого участника совета управляющих ФРС — Джеффа Пауэлла. Недавно его кандидатуру передали на голосование полным составом сената. Аналитики ожидают, что эта кандидатура будет утверждена и в скором будущем он приступит к своим обязанностям.

«Новое назначение выглядит очень неплохо, хороший назначенец, видится, что приемник Йеллен будет продолжать начатую ей в том году политику — повышения ставок. Рынок позитивно сейчас смотрит на это новое назначение», — продолжает эксперт.

Надежда на дерегулирование

Экономика — сфера очевидных достижений Трампа. «Либеральные СМИ не говорят об экономике, а между тем экономика была в замечательном состоянии на протяжении первого года Трампа», — сказал РИА Новости юрист, экс-сенатор законодательного собрания Пенсильвании Брюс Маркс. Отметим, что и президент РФ Владимир Путин на ежегодной пресс-конференции отметил заслуги Трампа в области его экономической политики.

Действительно, экономический рост в II-III кварталах превысил 3% годовых — это хоть и не дотягивает до обещанных Трампом 4%, но показывает вполне быстрый и устойчивый рост. Безработица снизилась до 4,1% (с 10% в разгар кризиса 2009 года). Для бирж первый год Трампа ознаменовался неумеренным оптимизмом: индекс S&P 500 вырос почти на 25%, высокотехнологичный NASDAQ — на 30%.

«Фондовый рынок сильно колебался, когда проходила предвыборная кампания. Много на рынке было страхов, связанных с возможным вступлением Трампа в должность. Аналитики пытались учитывать отказ Трампа от более активной международной политики. И тот негативный импульс, который имела бы политика Трампа на торговые соглашения», — говорит Шостак.

«Все эти страхи не оправдались, а еще до инаугурации трансформировались в очень сильный и бурный рост рынка. Здесь, безусловно, влияние Трампа и его политики самое прямое, я считаю, что здесь вся эта его история с выборами с объявлением его политики имело непосредственное значение на бурный рост. Рынок на момент дня выборов находился на уровне 2140 (индекс S&P) а сейчас — 2794 пунктов. Рынок вырос на 30%, это небывалый рост для развитого рынка за год», — продолжает эксперт.

«Трамп дал экономике надежду на дерегулирование в области финансирования, инфраструктуры, расходования средств и налогов», — говорит РИА Новости главный экономист Smith’s Research & Gradings Скотт МакДоналд. И добавляет: «Это сочетание стало огромным стимулом для фондового рынка, который получил позитивный эффект от роста корпоративных доходов».

«Но главные достижения и стресс-тесты еще впереди — в 2018 году. Они будет зависеть от хода проведения в жизнь налоговой реформы. Таким образом, в этом году мы увидим, соответствуют ли реальности заявления Трампа», — резюмирует он.

Источник: РИА Новости


Article Categories:
Экономика и бизнес